Ликвид or not ликвид: как определить, что с домом все нормально

Есть дома и таунхаусы, которые буквально «разлетаются» как горячие пирожки. А есть объекты, которые годами ждут покупателя по разным причинам. Почему так происходит, как извлечь выгоду клиенту и каким образом девелоперы меняют ликвидность своих лотов? Рассказывает Алексей Коротких, коммерческий директор компании Villagio Estate. 

Ликвидный объект — самый популярный объект. На загородке — это дом площадью не больше 500 кв. м с участком 20 соток, на тихой улице вдали от КПП, в идеале недалеко от парка или леса, со свободной планировкой, чтобы покупатель смог подойти к вопросу зонирования пространства максимально функционально. Неликвид — это все «чересчур»: слишком большой или слишком маленький метраж, устаревшая или нестандартная архитектура, неудачное расположение у забора и т. д. В случае с таунхаусами большей популярностью будут пользоваться угловые секции. В остальном — дело за самим поселком. Бывает, что ликвид превращается в неликвид: например, рядом с элитным комплексом возводится многоэтажка. А бывает, и наоборот: дома только наращивают свой потенциал, так как власти решили отремонтировать дорогу, ведущую к поселку, появилась инфраструктура, включая детские сады и школу и др. Так что перед покупкой будет нелишним узнать планы развития района и новости про будущие проекты в данном месте.

Покупать участок в поселке, который только начинает строиться, почти всегда выгодно, но очень рискованно. Поэтому главный совет — выбирайте застройщика с проверенной репутацией, смотрите, насколько быстро ему удалось закончить предыдущие проекты. Чтобы обезопасить себя от негативных последствий, выбирайте дом в поселке, где уже сделана большая часть работ по строительству и благоустройству, где реально функционируют все инженерные коммуникации. И хорошо, если на соседних участках уже построены дома или ведется строительство: значит, после заселения вам не придется терпеть шум, пыль и грязь от стройки рядом. Отличный способ не прогадать с выбором жилья — общение с теми, кто уже приобрел дом в поселке.

Что обязательно должно насторожить покупателя — слишком низкая цена. Да, в нашей практике бывают случаи, когда собственники нуждаются в очень быстрой продаже дома и готовы дать скидку до 30% ради выхода в кэш. Происходит это очень редко. В остальных ситуациях большой дисконт призван компенсировать недостатки дома, и тут уже собственнику решать, насколько он готов мириться с минусами. Неликвид может потребовать вложений: например, дополнительная шумоизоляция, если дом расположен у трассы; перестройка дома или обновление коммуникаций, если особняк родом из 90-х; дренажные работы, если участок регулярно затапливается и т. п.



У застройщика или собственника есть три варианта решения проблем. Во-первых, не делать ничего и ждать клиента: такая тактика, конечно, порой срабатывает, но не часто и особенно не сегодня, в условиях переизбытка неликвида на элитном рынке. Что характерно, это решение выбирают в 80% случаев. Второй вариант — скидка — популярностью практически не пользуется: на такой шаг отваживаются не более 5% владельцев. И наконец третий вариант — превращение неликвида в ликвид собственными силами. Это могут быть инвестиции во внутреннюю отделку, обновление и перекраску фасадов, озеленение участка и строительство МАФов на придомовой территории и многое другое. К примеру, несколько лет назад мы сами столкнулись с тем, что дома вдоль заброшенной реки в поселке «Риверсайд» плохо продавались: покупатели не хотели жить рядом с неблагоустроенной зоной. С согласия местной администрации и жителей мы привели в порядок эту территорию: расчистили водоем, завершили озеленение, поставили детские площадки. Пользоваться данной инфраструктурой могут жители всех близлежащих деревень. Нам же удалось реализовать дома вдоль набережной очень быстро и с дополнительной премией в 20% к цене резиденций. 

Имя любимое мое: влияет ли название жилого комплекса на продажи

«Сосны де люкс» или «Одуванчиково вилладж»: какие названия загородных новостроек сегодня в моде? Обращают ли покупатели внимание на нейминг или абсолютно равнодушны к фантазии застройщиков? Действительно ли западные заимствования более популярны в сегментах «бизнес» и «премиум»? Пытаемся разобраться вместе с Антоном Гололобовым, директором по маркетингу компании Villagio Estate.

Связано ли название комплекса с продажами? Да, но вкупе с другими составляющими успеха. Название не работает само по себе, в отрыве от проекта. Оно может отражать ценности бренда и конкретного ЖК, отсылать к архитектурной идее или ландшафтной концепции, быть интегрированным в фирменный стиль. Поселок с ужасной архитектурой, неудобной локацией и отсутствием элементарной инфраструктуры не спасет никакой красивый нейминг. Да, при абсолютно равных характеристиках двух комплексов покупатель выберет более благозвучный вариант. Но в реальных условиях нашего рынка таких примеров, скорее всего, просто не найдется.

С заимствованиями важно обращаться крайне осторожно: все мы хоть раз слышали о проектах, в названиях которых комично сочетается французский с нижегородским – вроде условных «Сосен де люкс» или «Одуванчиково эстейт».



Что касается наших проектов, то это история взаимного проникновения культур. К примеру,  название поселка Monteville имеет итальянское происхождение. Monte- переводится как «возвышенность»: комплекс действительно возводится на территории с перепадом высот. А -ville — это от villa, то есть «особняк».

Другой наш проект — «Ренессанс Парк» — как несложно догадаться, вдохновлен особой эпохой. Культура Возрождения до сих пор рассматривается как некий идеал, нечто вечное и образцовое. Италия для нас — место моды, классической архитектуры, элегантного стиля, и мы часто черпаем вдохновение в итальянском наследии во многом из-за любви русских ко всему итальянскому. Бренд Villagio Estate тоже имеет частично итальянское происхождение. В «Ренессанс Парке» будут созданы ландшафты, чья концепция создавалась под влиянием шедевров садово-паркового искусства 16 века. И, конечно, архитектура: некоторые кварталы будут включать неоклассические особняки в любых вариантах.

Возьмем другой наш проект, поселок Futuro Park. Он – про будущее: архитекторы изначально вдохновлялись проектами русского авангарда, представители которого мечтали о строительстве нового мира, а количество неиспользуемых квадратных метров планировок практически сведено к нулю. Полностью стеклянные фасады, высокотехнологичная отделка, эксплуатируемая кровля: на уровне архитектурного решения этот жилой комплекс имеет мало аналогов на российском загородном рынке.

Береги метры смолоду: как сделать таунхаус функциональным

Вы решили: пора перебираться за город. И поняли, что это будет таунхаус. Осталось совсем немного: выбрать самый лучший. И вроде бы направление и бюджет позволяют многое, но тут начинаются вопросы. Как не переплатить за ненужную площадь? Как сделать так, чтобы квадратные метры, столь дорогие сердцу и кошельку, не оказались бесполезными? Какую планировку выбрать, чтобы не пришлось все переделывать? Практические советы дает Константин Романов, директор по развитию компании Villagio Estate.

Старайтесь думать о функциональности еще на этапе просмотра. Например, лестница. Больше всего площади она «съест», если ее сделать в центре комнаты. А вот если лестница будет находиться у стены, то это другое дело: пространство под ней пригодится для хранения вещей.  Во-вторых, материалы. Стеклянная лестница всегда кажется легче и воздушнее по сравнению с монолитным вариантом. Еще больше места останется, если у лестницы уменьшить вынос или сделать ступени более крутыми. Винтовая лестница смотрится очень красиво и съедает меньше площади, но подумайте о том, как вы будете поднимать мебель с техникой на верхние этажи: скорее всего, придется задействовать окна.




Сразу уточните про шумоизоляцию: насколько хорошо она сделана у таунхауса? Не требуется ли дополнительная манипуляция, которая скажется на общей площади? Это важный вопрос, потому что, в отличие от коттеджа, у вас есть соседи.

Старайтесь обращать внимание на проекты «с фишками». Например, таунхаусы в поселке Futuro Park имеют большую террасу и эксплуатируемую кровлю, а это – дополнительные квадратные метры. Терраса подойдет не только для отдыха, но и для хранения инвентаря. А собственная крыша – бесконечный простор для дизайнерской фантазии, которая может привести к созданию собственной оранжереи, шезлонгов с надувным бассейном, сада скульптур или даже гольф-поля.

Практика показала, что свободная планировка – оптимальное решение для покупателя, который при зонировании будет исходить из собственных потребностей, и не получит в наследство лишние ниши. Продумывая планировку, не только думайте о комнатах, где будете есть, спать и отдыхать, но и о вспомогательных помещениях. При каждой спальне для удобства должна быть сделана гардеробная и санузел. В подвальном помещении можно организовать постирочную, бельевую и гладильную комнаты. Хорошо, если вам попадется проект с мансардой: пространство под крышей можно использовать как для хранения вещей, так и для отдельной комнаты со своей функцией – тренажерного комплекса или кинозала.

Еще один важный вопрос – количество солнечных лучей. Я всегда советую обращать внимание на проекты с панорамным остеклением: благодаря окнам в пол, помещения наполняются светом и воздухом, что визуально увеличивает площади. Современные технологии позволяют делать идеальные окна: с тонировкой, хорошими показателями прочности и звукоизоляции, практически не выгорающие. Спальни по понятным причинам лучше делать на востоке.

Рублевка on hold: почему на главное элитное шоссе нет спроса

Рублево-Успенское шоссе – элитная трасса с историей. Первоначально застроенная дачами партийной номенклатуры и творческой интеллигенции, Рублевка в 90-е годы стала символом новой бизнес-России, а начале 2000-х – сытного гламура. Теперь трассу украшают объявления о продаже домов, а эксперты, говоря о показателях спроса на элитные коттеджи, все реже упоминают Рублево-Успенское направление. Как в действительности обстоят дела, выясняем с Алексеем Коротких, коммерческим директором компании Villagio Estate.

Спорить с тем, что Рублево-Успенское шоссе – главное элитное направление, я не буду. С точки зрения однородности предложения его бесполезно сравнивать с любыми конкурентами.


Однако сегодня активный элитный рынок сосредоточен на Новорижском шоссе, которое бурно развивалось последние 10 лет. Если говорить о «первичке», то территориально здесь находится 43% предложения и совершается 45% сделок. У Рублевки почетное второе место с большим отрывом: 13% продаж. Но это, казалось бы, и понятно: Рублево-Успенское шоссе – это в первую очередь, «вторичка».

На сегодняшний день первичный рынок испытывает кризис нового предложения: проекты не выводятся, а объем экспозиции уменьшается. Поэтому 2016 год ознаменовался развитием вторичного сегмента и частичным переходом спроса на объекты от собственников. Казалось бы, продажи на Рублевке должны серьезно вырасти. Но здесь есть один нюанс.

Основной объем вторичного предложения составляет старый фонд домов, который давно не интересует покупателей. Цены на большинство коттеджей серьезно завышены – порой до 50% по сравнению с аналогами по площади в современных поселках. Почему высокие цены? Потому что старые рублевские поселки действительно расположены в очень живописных местах и характеризуются давно сложившимся окружением. Но сам объект не отвечает современным представлениям о комфортном жилье: это может быть устаревший архитектурный проект, неудобная планировка, слишком большой метраж плюс камерность территории не предполагает большого пространства для прогулок и отдыха. Покупателю в этой ситуации придется выбирать: переплачивать за живописность места и перестроить коттедж или обратиться к другому направлению.

В результате продавец сам становится перед нелегким выбором: снижать цену или перестраивать дом самому. Но чаще всего собственники предпочитают ждать своего покупателя – отсюда и вечные объявления о продажах.

Активация спроса во вторичном сегменте затронула более современные поселки, расположенные преимущественно на Новорижском шоссе. Речь идет о проектах, выходивших на рынок с 2006 года. Сегодня здесь сложился хороший выбор особняков как под ключ, так и под отделку. Это хорошо заметно по спросу на дома в поселках «Миллениум Парк», «Монтевиль», «Гринфилд».
 

Париж в Подмосковье: что делают с мансардой владельцы элитных домов

Мансарду придумал французский архитектор Франсуа Мансар еще в середине 17 века: первоначально чердаки выполняли функцию кладовой. В 19 веке в связи с ростом городов мансарды в качестве жилья выбирали люди с низким достатком – они просто не могли позволить более просторную квартиру. Сегодня слово «мансарда» ассоциируется с романтическими улицами Парижа, увитыми плющом балконами и вечеринками богемных художников. Привнести частицу европейского уюта на родную землю хотят многие покупатели элитных загородных домов, и девелоперы идут им навстречу. О популярности мансарды, особенностях ее эксплуатации и современных функциях рассказывает Алексей Коротких, коммерческий директор компании Villagio Estate.



Пару лет назад элитное загородное строительство сильно развернулось в сторону функциональности. Оказалось, что особняк площадью 350 кв. м – вполне просторное жилье, если использовать каждый «квадрат» с умом. Чердак с этой точки зрения – прекрасный вариант для прагматичных людей.

Как правило, есть две категории покупателей. Одни изначально спрашивают о доме с чердаком, другие получают его автоматически: если под крышей остается много свободных метров, собственник затевает реконструкцию и делает полноценную мансарду. На мой взгляд, дополнительное чердачное пространство – это всегда про уют. В поселках Villagio Estate огромное количество проектов со скатной кровлей – в первую очередь, особняки, отсылающие к средиземноморской или неоклассической архитектуре.

Для чего сегодня используют чердак? Довольно редко – только для хранения вещей. Если площадь дома небольшая (говорим о поселках «эконом» и «комфорт»), мансарда превращается в основную спальню или детскую комнату. Планировка элитного дома изначально предполагает несколько спален с гардеробными, и мансарда чаще всего становится комнатой для отдыха или хобби. Это может быть спортивный зал с тренажерами, библиотека, гостевая. Жители наших поселков часто делают здесь домашний кинотеатр. Бывают кальянные комнаты: в этом случае важно продумать автоматическую систему дымоудаления. Случается, что мансарда превращается в оранжерею или концертный зал. А мой любимый пример – астрономический чердак: владелец любит наблюдать за звездами в телескоп и оформил мансарду в соответствующем космическом стиле.

Говорят, вы профи: сарафанное радио на рынке риэлторских услуг



Качество каких бы то ни было услуг разнится едва ли не больше, чем качество товаров: причем стоимость здесь не всегда показательна. Можно исследовать рынок методом собственных проб и ошибок, но куда спокойнее довериться чужому опыту – тем более, если речь о такой важной услуге, как подбор недвижимости. Насколько распространены рекомендации, когда речь идет о специалистах по жилплощади? Когда стоит поверить молве – и как часто «хваленым» риэлторам случается не оправдать ожидания следующих клиентов? Обо всем этом рассказывает ведущий эксперт компании Villagio Estate Валентин Зуев.

О подготовленном клиенте как о разумном клиенте


В сфере услуг хороших специалистов действительно часто передают «из рук в руки». Все мы нередко ищем через знакомых опытного врача, парикмахера или ремонтную бригаду -и риэлторы продолжают список специалистов, при обращении к которым не хочется рисковать. По рекомендациям приходит примерно четверть всего потока новых клиентов. Достичь этого показателяудается только профессионалам – тем, за кого и действительно можно поручиться. Как правило, совету реального человека стоит доверять больше, чем некому образу, созданному с помощью рекламы и комментариев в интернете. С клиентами, которые провели подготовительную работу перед обращением, работать всегда проще: у рекомендованного специалиста уже есть некий кредит доверия, а покупатель, очевидно, готов к сделке, если потратил время на сбор отзывов.

О неоправданных ожиданиях как о неизбежности

Является ли совет предшественников безусловной гарантией удовлетворения покупательского запроса? Конечно, нет. Даже самый квалифицированный специалист может не найти подходящего объекта в пределах заявленного бюджета.Это, скорее, вопрос соответствия возможностей и потребностей. К примеру, клиент хочет купить готовый особняк в стиле «ампир» под финишную отделку площадью около 450 кв.м. Риэлтор изучает предложения и находит искомые варианты только на вторичном рынке, где покупателя не устраивает цена. Иной сценарий - приобрести участок с подрядом и возвести дом самостоятельно, клиент не рассматривает из-за сжатых сроков переезда. Удовлетворен ли запрос? Нет. Виноваты ли те, кто порекомендовал обратившемуся именного этого специалиста? Вряд ли.

О семейном риэлторе как о семейном враче

В клубных поселках, где сделки с недвижимостью не поставлены на поток, а предполагают индивидуальный подход и даже некоторую размеренность, покупатель и риэлтор обычно успевают неплохо узнать друг друга и стать приятелями. В практике Villagio Estate есть даже несколько случаев крепкой семейной дружбы, которая выросла из делового общения. Другая, но не менее приятная для нас история – когда поселками интересуются родственники и друзья наших жителей. Очевидно, что такая рекомендация специалиста – самая надежная. Новые клиенты убивают двух зайцев: и риэлтора проверенного нашли, и соседей в лице своих друзей приобрели. Случаются и семейные стройки, когда члены семьи приобретают участки рядом друг с другом. Недавно два брата построили себе два симметричных дома-близнеца. По-моему, неплохое семейное архитектурное решение.

Загородная архитектура: экономия как тренд


Прослыть модным среди владельцев подмосковных особняков все сложнее. Если прежде для попадания в тренд достаточно было не скупиться на золотые статуи и огородить участок трехметровым забором, то теперь в цене продуманная до мелочей эстетика – причем, представления о ней сильно разнятся. Но есть и то, что объединяет весь рынок: это тенденция к умеренности в тратах. Что сокращают вместе сбюджетами? А на какие архитектурные особенности не скупятся даже в условиях кризиса? О тенденциях и предпочтениях покупателей загородных коттеджей рассказывает коммерческий директор компании Villagio Estate Алексей Коротких.

Площадь – меньше, функций - больше

В последние годы мы видим четкую тенденцию к уменьшению площади коттеджей. Основное количество запросов в элитном сегменте – на дома размером 300-350 кв. м, хотя прежде такие пожелания были скорее исключением. Другое очевидное веяние – увеличение функциональности помещений. Концепция «больше спален»больше не приоритет. Покупатели отказываются от непрактичных планировочных решений и стремятся максимально использовать дополнительное пространство. Но фокус на функциональности вовсе не означает экономию на качестве: большие суммы стали закладывать на отделку, использовать натуральные ткани, материалы и фактуры. Ценители ландшафтного дизайна могут потратить миллион на композицию из бонсаев, но уже почти никогда – на позолоченную скульптуру.

Минимализм в моде, классика в цене

К простоте стремится не только внутреннее убранство, но и внешний облик особняков. Все больше поклонников у простой геометрии, естественных цветов, плоской эксплуатируемой кровли и панорамного остекления, которое зрительно расширяет пространство. За каких-то пару лет спрос на дома с такими характеристиками вырос на 10-15%. По-прежнему интересна российской публике европейская архитектура: к примеру, альпийскому стилю шале симпатизирует каждый третий покупатель. Но лидирует по запросам все еще классический стиль с балясинами, портиками и колоннами.

Однородность, но не однообразие

Любой архитектурный проект предполагает некоторую однородность.Поэтому если владелец дома в каком-то из наших поселков решит возвести на участке новую постройку, ее внешний вид придется согласовать со специалистами. Что касается облика самих особняков, то мы стараемся придерживаться разумного компромисса: однородность важна, но однотипность – губительна. Вряд ли найдутся желающие жить в безликом гетто, состоящем из сотен унифицированных построек. Понимая это, мы предлагаем максимально широкую линейку возможных архитектурных решений. К примеру, на территории поселка Millennium Park находится 700 домов. Они разделены на семь кварталов, каждый из которых - особенный: есть и полностью «классические» улицы, и участки с домами в стиле хай-тек.

Новый хозяин – новая концепция

И все же как бы ни была богата архитектурная коллекция, владельцам дома хочется внести свою лепту в его оформление, переделать особняк «под себя». По статистике Villagio Estate, такую «доработку» проходят около 90% коттеджей. Может изменится отделка, метраж, планировки – пожелания всегда индивидуальны, невозможно раз и навсегда выбрать дизайнерское решение, которое устроит всех. Это особенно заметно на вторичном рынке в старых поселках. Я знаю пример, когда коттедж кардинально перестраивался трижды за шесть с небольшим лет. Первый хозяин выстроил классический замок с колоннами, второй захотел современных открытых пространств и плоскую крышу с площадкой для вечеринок, а третий оказался приверженцем натурального стиля и выбрал деревянный дом с террасой. И, тем не менее, каждый новый владелец решался на покупку заведомо неподходящего ему дома: участок располагался в очень живописном месте с видом на лес и пруд, так что все недостатки особняка справедливо казались решаемым вопросом.

В своей тарелке: рестораны в клубных поселках



Загородная жизнь среди деревьев и озер прекрасна, но даже самым преданным любителям пасторальных пейзажей рано или поздно захочется выйти из леса в поисках пропитания. Нередко именно в этот момент владельцы коттеджей начинают сверять обещанный девелопером план поселка с действительностью: до ближайшего магазина десятки километров, а ресторана – как не было, так и нет. В каких проектах клубной недвижимости действительно появились собственные кафе? Являются ли они полноценной заменой городскому общепиту? И как самим рестораторам не прогадать с выбором концепции? Обо всем этом рассказывает директор департамента инфраструктуры и услуг компании Villagio Estate Алексей Гречушкин.

Про обещания и реальность

По данным аналитического центра Villagio Estate, о наличии или скором строительстве собственных баров, кафе и ресторанов заявляют около трети подмосковных поселков. По моим наблюдениям, до реализации доходит не более 30-40 процентов этих планов. Сейчас заведения питания есть в 17% поселках эконом-класса, 28% - в категории «комфорт», 42% - бизнес, 59% - премиум, 62% - среди поселков класса «де люкс».

Про оптимизацию затрат

Еще несколько лет назад кафе и рестораны анонсировались в каждом втором загородном проекте. Очевидно, что сейчас девелоперы идут по пути сокращения расходов. Собственное заведение питания крайне остается желательным лишь для премиального сегмента - да и то располагаться ресторан может как внутри поселка, так и за его пределами. Если в непосредственной близости от жилых построек уже есть несколько заведений высокого уровня, то еще одно кафе может оказаться попросту нерентабельным.

Про расположение и аудиторию

Как и для любого другого инфраструктурного объекта, главное для ресторана – его расположение. В небольших или отдаленных поселках бизнес-проекту сложно стать окупаемым из-за слишком узкой аудитории. Выход – объединять запросы нескольких соседних загородных проектов. К примеру, у нас на Новой Риге рядом находятся порядка десяти поселков. Рестораны есть только в самых крупных- таких, как «Гринфилд». Но при этом владельцы коттеджей в любом из проектовVillagio Estate имеют возможность свободно проезжать в остальные наши комплексы и пользоваться их инфраструктурой. Таким образом, потенциальные аудитория рестораторов довольно широкая.

Про морепродукты и «изюминку»

Конечно, одного выигрышного места для успеха не достаточно: у ресторана должна быть своя «изюминка», стиль, кухня – что-то, что позволит заведению запомниться. Выше всех конкуренция среди заведений на Рублево-Успенском и Новорижском шоссе. Где лучше всего? Каждый посетитель решает сам. Обслуживание везде на высоком уровне – и, что характерно, рестораны все реже приглашают иностранных поваров: наши готовят ничуть не хуже, а в специфике подмосковной загородной жизни разбираются на порядок лучше.

Про законы рынка и популярность

Не стоит думать, что ресторан в клубном поселке – это данность, которую нельзя изменить. Посетители голосуют кошельком, и здесь тоже. Если большинство жителей недовольны уровнем сервиса, то заведение очень скоро закроется, поменяет собственника или арендатора: закон рынка. В единичных проектах затраты на содержание кафе включены в общие платежи. Когда ресторан работает в составе управляющей компании, жители поселка вправе напрямую потребовать смены концепции, кухни или персонала. Противоположных случаев большой популярности внутрипоселковых заведений, к счастью, гораздо больше. В некоторые из них приходится заранее бронировать столик. Ресторан в поселке «Гринфилд» в погожий летний день заполнен до отказа: даже парковочного места нелегко найти. Что «выстрелило»? Интерьер, кухня, вид на озеро? Думаю, что все сразу.

Большой сосед: плюсы и минусы масштабной стройки за окном загородного дома



Уединенность и спокойствие кажутся главными ценностями загородной жизни. Так что появление под окнами новых коттеджей (а еще хуже, если десятка многоэтажек) способно не просто испортить настроение, но и вовсе свести на нет удовольствие от жизни на природе. Однако, так ли все однозначно? В каких случаях новое соседство способно сыграть на руку старожилам? А каким застройщикам действительно надо давать отпор? Говорим об этом с директором по маркетингу компании Villagio Estate Антоном Гололобовым.
Уплотнение подмосковной постройки и постепенное исчезновение стародачных поселков– давно не единичные истории, а общая тенденция времени. Живописная деревня Крюково стала частью Зеленограда, а в знаменитом писательском Переделкино выросли многоэтажные комплексы.
Противостоять цивилизации, конечно, наивно, но вот обратить ее приход в бонусы для соседнего поселка девелоперу вполне под силу, уверен Антон Гололобов: «В наше время расширение Подмосковья проходит гораздо более обдуманно, чем в советские годы. Тогда поселки без всяких церемоний уничтожались, а на их месте появлялись новые спальные районы Москвы»,– считает эксперт.
Главный бонус от новостроя – появление социальной и коммерческой инфраструктуры. Дополнительное население района притянет за собой детские сади и школы, поликлиники, магазины и фитнес-центры. Нередко обязательства по строительству таких объектов берет на себя сам застройщик. «Хорошие дороги, развитая инфраструктура – все это не только делает жизнь коренного населения более комфортной, но и моментально поднимает их недвижимость в цене. По данным аналитического центра Villagio Estate, стоимость домов в отдельных случаях может моментально вырасти на 15-20%», замечает Антон Гололобов.
По мнению эксперта, ключевую роль во влиянии на регион новых построек оказывает их высотность. «Чем масштабнее комплекс, тем больше он изменит ситуацию в районе. Многоэтажное гетто способно вмиг обесценить дома в соседнем поселке, достоинствами которого были тишина и природа. Примером грамотной застройки можно назвать Истринский район: возводить дома выше четырех этажей там запрещено законом. Это помогает сохранить относительно однородную малоэтажную застройку и защитить интересы прежних жителей»,– рассказывает директор по маркетингу компании Villagio Estate.
Обезопасить себя от масштабных перемен за окном можно, если покупать недвижимость в уже застроенном месте. А вот свободная территория почти всегда рано или поздно превратиться в новую стройку, сопротивляться которой бесполезно. Чтобы избежать недовольства, необходимо, всего-навсего, соблюдать социальную однородность региона, считает Антон Гололобов. Если рядом с поселками появятся малоэтажные комплексы, то соседство будет комфортным и для старожилов, и для новых жителей.

«Хижина пастуха» по-московски: формат шале на рынке недвижимости




Мода на шале захватила Подмосковье в середине 2000-х и стремительно сделала «небольшой сельский домик в швейцарском стиле» важной частью рынка недвижимости. С годами шале не теряют популярности – зато теряют все больше черт классического шале и ассимилируют на российской земле. Почему альпийский домик так полюбился состоятельной публике, во сколько обойдется его покупка и где искать шале на карте Подмосковья? Обо всем этом говорим с коммерческим директором компании Villagio Estate Алексеем Коротких.
Архитектуру шале состоятельные россияне подсмотрели и полюбили во время поездок на альпийские курорты. Деревянные стены и сильно выступающие карнизные свесы стали своего рода эталоном европейской жизни за городом. Прижиться на нашей земле формату помогла относительная неприхотливость – шале можно строить как из дерева, так и из камня. А удачно смотреться такой дом будет даже на узком земельном участке. Сейчас особняки, «русские шале», можно найти на Рублево-Успенском, Новорижском и Минское направлениях, а также вдоль Дмитровского и Осташковское шоссе. Однако все они наследуют лишь некоторые черты оригинального стиля. «Сложно провести четкую границу между домами-шале и прочей подмосковной недвижимостью,  - замечает Алексей Коротких. – Многие особняки перенимают черты альпийской архитектуры, различаясь только количеством характерных для шале деталей».
По оценкам аналитиков Villagio Estate, близкими к формату шале можно считать порядка 5-10% домов в организованных коттеджных поселках. Еще столько же приемников альпийского формата значатся в планах постройки. А если прибавить сюда особняки, перенявшие лишь какие-то детали оригинальной архитектуры, то получится, что альпийский стиль занимает почти треть рынка.
Нынешние шале, конечно, уже не являются настолько демократичным форматом жилья, насколько предполагает их происхождение. Тем не менее, цены на них по московским меркам весьма привлекательны. Помогают недорогие технологии строительства: нижний уровень дома часто выполнен из газосиликата, верхний — из бруса или оцилиндрованного бревна.
В элитном сегменте особняки с элементами классического шале также пользуются большим спросом. По словам Алексея Коротких, о таких постройках спрашивает каждый третий покупатель, поэтому они есть в большинстве поселков Villagio Estate: в Millennium Park, «Гринфилде», «Монтевиле», Madison Park. Шале там составляют порядка 20% от всего числа домов, гармонично сочетаясь с постройками других стилей.
«К примеру, в новом загородном комплексе «Ренессанс Парк»альпийские домики будут соседствовать с архитектурой ампира и деко. Так что каждый покупатель, без сомнения, сможет найти особняк по своему вкусу,- считает эксперт. Сейчас в поселке реализуется особое предложение: резиденцию в 320 м2 с мебелью и премиальной отделкой можно приобрести в рассрочку за 70 млн рублей.Для первоначального взноса достаточно 35% бюджета от сделки, а полная оплата суммы происходит к моменту окончания отделочных работ.